Десять дней в Долине

Бoг нe дaл Швeйцaрии ничeгo, крoмe oгрoмныx гoр, кaмeнистoй, нe слишкoм плoдoрoднoй пoчвы, сoтни oзeр и чудoвищнoгo eжeднeвнoгo трудoлюбия людeй. Нo этoгo oкaзaлoсь дoстaтoчнo, чтoбы сдeлaть эту стрaну симвoлoм бoгaтствa, блaгoпoлучия и элитaрнoгo туризмa.

Вoт тaкиe бeсxитрoстныe мысли вoзникaют в зaмучeннoм Мoсквoй мoзгу, кoгдa убaюкивaeт chianti classico, выпитoe в пoeздe Жeнeвa – Милaн. Нa мысли всeгo чaсoк, тaк кaк пoeзд, oбoйдя Жeнeвскoe oзeрo, внoсит тeбя в устьe Дoлины, вxoд в кoтoрую стoрoжит гoрoд Мaртиньи. Дoлину мeстныe житeли нaзывaют пo-рaзнoму: фрaнкoгoвoрящиe Valais, нeмeцкoгoвoрящиe Wallis. Чтo бeз рaзницы.

Нaчaлo

С Мaртиньи SAAB-9000 вывoзит нaс нaпрaвo – пo нaпрaвлeнию к Итaлии. Здeсь нaxoдится oдин с лучшиx гoрнoлыжныx курoртoв Швeйцaрии Вeрбьe. Извинитe зa слoвoсoчeтaниe “oдин изо лучшиx” – нo вeдь труднo будeт oтнoситeльнo швeйцaрскиx курoртoв скaзaть “oдин изо xудшиx”.

Пoдъeм нaчинaeтся с дeрeвeньки Вилeтт, с 800 м вышe урoвня мoря. Нa 1529 м – симпaтичный гoрoдoк с прaвильными нoвoрусскими мaгaзинчикaми – oт Timberland задолго. Ant. с Davis. Становится холодно, и прозрачно, что мы с костюмчиками отчего-то не рассчитали в Москве. Гостиница Bristol *** с отличным международным (с каких щей-то преимущественно шведским) стаффом и номерами точь в точь раз для того, затем) чтоб(ы) согреться, заняться сексом и заснуть.

С утра мы идем для гору. Самые отчаянные выбирают сноуборд. Пишущий эти строки начинаем утро правильно – с горячего преступление в кабачке “Старый Вербье” и ломимся кверху через промежуточную остановку 2200 м (Les Ruinettes) перед 3000 м, где уже малограмотный только холодно, но к тому же и ветрено. Отсюда видны до сей поры основные трассы и подъемники курорта. Сноубордисты кидаются долу просто по вертикальной стене. Всё-таки остальные могут проехать точно по вполне цивильным местам. Буде вы не очень владеете лыжами, в таком случае мало-помалу все в одинаковой мере спуститесь до самого Вербье. Не без того для “чайников” трасса отдельная и находится получи и распишись другой горе – Croix de Coeur (Терновый венец Сердца). Склоны отличные, (страсть ухоженные, что пока в (видах нас в новинку.

У Пьерро

Как-то стало холодать – полоса в гости к Ролану Пьерро, в его рестик в отеле Rosalp ****. По причине шефу Пьерро, который безвыгодный только шеф, но а ещё и деятельный администратор системы гостиниц и ресторанов Relais & Chateaux, да мы с тобой открываем целую серию дегустаций “высокой кухни” повдоль по Долине. Шесть блюд – ото фуа-гра, печени гусыни, карпаччо, жареных скампи, рисотто изо голубя с соей до простого мороженого. И старый и малый красиво и суперграмотно. Бутылочка местного холодного Fendant пользу кого первой половины и Dole терракотового цвета ради второй половины ужина. Сверху ужин в этот ресторан места резервируют предварительно. Очень заранее – наши соседи заказали себя столик за полгода. Сие заведение входит в каталог самых главных ресторанов поместья швейцарской.

Пьерро считается в Долине новатором, (до как он привнес в местную кулинарию азбука средиземноморской кухни, в частности дары моря. Он попробовал местный консерватизм возьми прочность и победил. Меня в большей степени греет мысль о его 65 000 бутылках провинность в келье. У него хорошая комплект. Чтобы жить прямо у коллекции, необходимо жить в Rosalp, хотя во (избежание среднего россиянина это перестань недешево. Но тот, кто именно хочет поиграть летом в гольф возьми местном поле с 18 лунками, решительно готов к некоторым расходам.

Детвора и подростки могут провести в Вербье зимние и летние учебные недели в Международном лагере Les Elfes, которым управляет Филюха Стеттлер. В программе “сборов” все на свете – от спорта до языков.

Заутро Филипп вывозит нас назад в Долину, в сторону города Иерусалим. Здесь, на берегах Роны, начинаются замки и продолжаются виноградники.

Получи берегах Роны

Виноград сплошь знакомый – Алиготе, Шардонне, Мальвазия, Пино Блан, Мускат, Рислинг, Мерло, Каберне-Франк и Каберне-Совиньон. К месту, Dole из Фуйи прошел слух одним из самых лучших в Долине. Тут. Ant. там же начинаются термальные список литературы Bains du Sallion, на которых построены небольшие, а вместительные курортные здания. В старом городе – Ясная Поляна фальшивых денег. Облигаций ГКО в нем с каких щей-то нет.

Следующая препятствие – город Сион. Местные народ считают его сердцем Долины, однако – увы! – они проиграли борьбу вслед то, чтобы стать столицей зимних Олимпийских игр. Вопреки на аэропорт и шикарную надежность, Сион пролетел. Здесь, в крепости получай горе, находится монастырь Валер, в котором самый археологический из действующих органов в мире: в этом году ему исполнится 610 планирование. Трудно понять, как разрешается играть на трех с половиной октавах, хотя любезный хозяин г-н Морис Венге нам с фактами в руках это демонстрирует. Регистры переключаются грубыми железными рычагами, ножная клавишная панель тоже работает как недурно. Звук меняется от коронного органного давно нежного – деревянной флейты. Рыдай, Yamaha! Сие все настоящее – круче отнюдь не бывает.

На склонах по-над Сионом – горнолыжные курорты. А около центральным храмом Сиона – бывшая римская нагонка. Странное сочетание, учитывая склонности римлян к содомскому греху.

Самолучший из лучших

Мы направляемся в Крамбол-Монтана. Не курорт сие вовсе, а огромный комплекс промышленных масштабов. Общий-то это два разных городка – Катабалка отдельно и Монтана отдельно. Нас встречает краеугольный по туризму – Бруно Хагглер, ранний симпатичный парень, который наяву сам кайфует от того, что-нибудь вокруг происходит, и, судя объединение загару и развитой мускулатуре, использует малейшую запас опробовать трассу слалома. Спирт сделал нам резервацию в Grand Hotel Du Golf ***** – баснословно старом, хорошо оборудованном отеле, которым командуют в полном объеме итальянцы. Такое впечатление, почто, сидя в ресторане с видом сверху чудный сосновый лес, твоя милость наблюдаешь очередную серию “Крестного отца”. Тут. Ant. там можно запросто встретить председателя Мосгордумы с лыжами наперевес. А идеже еще русским встречаться? В летнее время здесь отличный гольф. Полина лежат как раз посереди Кран и Монтана. Зимой – горные и беговые лыжи, санки и параплан.

Поднимаемся получай Cry d\’Err (2270). Здесь нас ожидает параплан, предугаданный планом ознакомительной поездки. Я собственноручно на балкон без дрожи невыгодный выхожу – настолько боюсь высоты, только гипноз горного воздуха и роскошной Долины внизу заставляет подвергаться опасности, и вот уже мы с инструктором летим возьми высоте двух километров. Цыпки, вцепившиеся в стропы, начинают млеть буквально сразу. Надо вздохнуть. На самом деле параплан, надо быть, самый свободный вид спорта, некоторый без особых приспособлений превращает человека в птицу. Хочу – и перелечу эту Долину!.. Необязательность, возведенная в квадрат. Только вихрь в лицо. Потрясающее ощущение. Всего на все(го) зачем в заднем кармане джинсов я оставил кошелек с паспортом и всеми кредитными картами? Во сейчас он вывалится в трассу – и кто его затем будет искать?..

В тот но день мы едем в Аминону, идеже 6-километровая санная трасса – неприкрыто от ресторана на Petit Bonvin (2400). Отличное балдеж – кататься на санках, не более все-таки надо занимать непромокаемые штаны. Вечером – первоочередной урок “высокой кухни” в ресторане “Путешествие Медведя” (Du Pas De l\’Ours). Это и трактир тоже – причем включенная в чек-лист Relais & Chateau. Хозяева постоялого двора с номерами вслед $300, семья Бестенхайдер-Фишер, могут дрыхнуть спокойно – стафф вымуштрован наподобие надо. Начинается все, ровно всегда, с фуа-гра. Пожалуйста, бывает “высокая кухня” минус фуа-гра?

Сьерра

В городе Сьерра – галерея поэта Рильке, которого с Россией связывают безлюдный (=малолюдный) только письма к Цветаевой, так и поездки по нашей стране и шоу с нашими писателями и бонзами. Рильке – внушительный плейбой, последний в своем роде, разъезжавший сообразно замкам потомственной аристократии и таким образом проживший свою яркую житьё-бытьё. Кончилась потомственная аристократия – и кончилось период Рильке.

Мы на местном заводе вин, и искусство у нас, собственно, в душе. Спустя некоторое время – обед в ресторане Relais du Chateau de Villa, находящийся из раклетт и белого провинность. Раклетт и фондю – краеугольные камни кулинарии Долины. И так и другое – плавленый сыр (Вотан с картошечкой, другой – с хлебом), который-нибудь поедается в немереных количествах. Заморочка в том, что после сего нельзя пить ничего далее определенного градуса – иначе цементация кишечника подле жизни вам гарантирована.

Милый городок Сьерра остается внизу, а да мы с тобой опять уносимся в горы – объединение направлению Лейкербада. Вы чувствуете, точь в точь меняются названия: началась германская топонимика, Лощина переходит в германоговорящую свою основание.

Мечты горнопляжника

В долине реки Дала нате высоте 1400 метров располагается Лейкербад. До этого (времени едешь, еще раз задумываешься надо тем, что могут учинить люди, поставленные в определенные данные, потому что уму непостижимо, чисто на этих горах имеется возможность что-то строить и тем сильнее жить.

Лейкербад – мечта горнопляжника. Ввиду этого что здесь есть самое концептуал – возможность сразу после лыж броситься в термальные источники. Термальные обстоятельства в Лейкербаде отработаны на всю катушку: и городские бассейны, и крытые специальные, и римский банный сочетание, где не только 11 зон температурного влияния сверху человеческий организм, но и без- в чести купальные костюмы. Начинаешь надежда наполняет душу себя по-настоящему здоровым (иначе говоря стремящимся к этому) человеком. Как бы то ни было, симпатичных тел вокруг каплю – все какие-то толстые голые тетки. Зато массирование отличный.

Ночь в одном с самых интересных отелей Лейкербада – Les Source Des Alpes. Старшие номера, ресторан на первом этаже La Malvoisie, подтип Relais & Chateau. Наутро прилив на гору: для основы на огромном подъемнике в 50 человек. Очень неумолимый склон, заросший елками-самоубийцами. Держи главной станции (2340 м) восхитительный ресторан. Пора обедать – Fendant и фондю. Едва мы на него решились, и сызнова долго под шум подъемника мелькали длинные вилки. Племя двигается еще выше возьми небольших подъемниках и уже с того места срывается вниз:

Следующий городок – Висп, транспортная развязка немецкоязычной части Долины. Художественно, особенно средневековье на фоне гор. От этого места стартуем в Церматт, курорт, идеже не ходят автомобили. Один колесные приспособления на конной и электрической тяге.

Утро в “Риффельберге”, отеле получай 2582 метрах. В окне благодать Маттерхорн – помните конфеты Ricola?.. Подобие для любителей альпинизма не(с)терпимый, способный разорвать сердце. А бодрые американские семьи сделано рассекают по склону. Горнопроходческий поезд поднимается еще меньше, до 3090 м, но сие уже для глубоких фанатов. Нам дни ехать дальше, то очищать ниже.

Еще один горнолыжный Симеиз – Саас-Фе. В клубе “Банана” берем внаем сноуборды. Чудная девушка-тренак учит нас банальным премудростям сего спортивного снаряда. Для тех, кто такой хорошо катается на лыжах, весь это довольно смешно. Только то, что обе бежим пристегнуты и даже при ударе далеко не отстегиваются, сильно напрягает.

К любителей московского метро в Саас-Недовольство есть свое метро – нате высоте 3500. Не интересах клаустрофобов. Наверху – не всего только трассы и вид на Италию, а и вращающийся ресторан. Это буде у вас недостаточно кружится голова через разреженного воздуха и высоты. Чудная обозрение ледника.

Последний ужин в стиле “высокой кухни”: я проводим его далеко в горах, в ресторане Fletschorn. Пехтурой сюда не дойдешь ни по (по грибы) что на свете, разъяснимо, что посещение такого места – история с географией в жизни.

Завтра назад – помощью Цюрих по ленинским местам торчмя в Москву. Удобный самолет компании Swissair. Стюардессы, говорящие держи трех языках, кино бери жидкокристаллических экранах, глоток Gamay…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.