Призрак Бунина

Фрaнцузский полдень рaсстaeтся с рoдoвыми гнeздaми нa бeрeгу мoря

Бoльшoй стoлeтний дoм, кoтoрый автор этих строк сняли нa выxoдныe, вoт-вoт будeт прoдaн и слoмaн нoвым влaдeльцeм. Зeмля мeжду Кaннaми и Сeн-Рaфaэлeм тaк пoдрoслa в цeнe, чтo стaрeющиe сeстры-нaслeдницы нe мoгут предпочтительно сопротивляться соблазну обналичить близкие детские воспоминания. Два миллиона долларов предложил каждой изо трех сестер некий марсельский Лопахин. Склад с цветущими в феврале мимозой, миндалем и нарциссами порежут сверху участки под компактные постройка для сдачи в аренду туристам, а состоит в браке дом снесут. Мы слушаем жену садовника и экспрессивно переглядываемся. Каждого из нас накрывает трагичный чеховский флэшбек. Присутствие подле разговоре огромного шкафа в какой-нибудь месяц усугубляет ситуацию. В шкафу утварь для завтрака, треснувшие чашки с именами девочек и выцветшие пляжные томики Агаты Кристи и Жюля Верна.

Фрэнчовый юг расстается с родовыми гнездами держи берегу моря. Наследникам несходно круглый год платить зарплату садовнику и налоги государству чтобы двух недель в компании родственников и бесплатных друзей. Возьми деньги, вырученные от продажи поместья, можно прыгнуть вверх после социальной лестнице. Старые на родине не нужны и туристам: получи и распишись отдыхе хочется бассейн, беспроволочный Интернет, современную сантехнику, панорамные окна, сауну и не блещущий новизной телевизор. По заказу хороших иностранных клиентов девелоперы коршунами кружат по-над Ривьерой, высматривая островки прошлой жизни, и скупают весь, не торгуясь. В сказочных садах соответственно всему побережью от Ментоны по Тулона стучат топоры гастарбайтеров изо новых европейских стран, и в целях многих осыпающихся семейных домов наступающее титанида будет последним. Любителям высоких потолков с побелкой, дверных замков размером с коробку конфет, десятки единожды перекрашенных ставней, зеркал в завершенный рост, бронзовых подсвечников, поющих труб и тяжелых комодов то ли дело поторопиться. Киношного вида жилища а ещё можно найти на сайтах частных объявлений, однако тесные туалетные комнаты, ванны получай ножках, задумчивые краны горячей воды, толстые тарелки и шипящие настенные период уступают место декорациям новой эпохи.

Пишущий эти строки завтракаем за длинным столом держи двадцать персон с видом держи море. Нас одиннадцать, кажинный второй стул свободен и объединение законам жанра слегка скрипит по-под своим призраком: маленькие сестры-наследницы разделались с конфитюром и смотрят в окошко, положив щеки на желтую провансальскую клеенку. Коль скоро смотреть так, то удел стола полностью совпадет с линией горизонта, и недипломатично по столу от кофейника к сахарнице сможет овладеть парус. После завтрака да мы с тобой расползаемся по парку преподавать в шезлонгах, вежливо здороваемся с ворчливым призраком Бунина и дышим мимозой с нотками бриза. Ближе к пяти пишущий эти строки пьем пастис и играем в стальные моргалы на песчаной площадке. Наш брат стараемся жить так, сиречь было принято в этом доме, вроде бы хотим порадовать старика держи прощанье. После ужина наша сестра перекидываемся “в дурака”, как в детстве держи даче с дедушкой-бабушкой, в ожидании ежей, которые гляди-вот придут на арбузные корки. Оный подмосковный дом тоже исчез лишенный чего следа.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.