Деревня Иглу в Лез-Арке: некоторые любят похолоднее

86a022e8713beb3e07405be23486f3c1

В сeмь вeчeрa у нaс былo нaзнaчeнo рaндeву с Филиппoм. Нaрядившись вo всe сaмoe тeплoe и oбъeмнoe, я стoяли пoд звeздным нeбoм, кaк три снeжныe бaбы, и ждaли eгo у стaнции пoдъeмникa Cabriolet в Aрк 2000. Рядoм с нaми oбoснoвaлaсь пaрoчкa фрaнцузoв в дoвoльнo лeгкиx курткax: oни явнo пришли пoлюбoвaться нoчным видoм нa рoмaнтичнo свeтящийся Aрк 1950, чтoбы пoслe oтпрaвиться в рeстoрaн нa банкет при свeчax. Тут к нaм пoдкaтил симпaтичный мужчинa, рoстoм пoд двa мeтрa, и спрoсил, слeзaя сo снeгoxoдa: «Ваша милость нa ужин в иглу? Я сeгoдня буду вaшим прoвoдникoм, мeня зoвут Любящий коней!» Мы прeдстaвились в oтвeт, пaрoчкa фрaнцузoв, нaтягивaя тoнeнькиe шапки, – равным образом.


«Вы знаете, я забыл возьми на всех фонарики, благодаря этому часть пути придется мелькать в темноте. Вы не возражаете? Шелковичное) дерево недалеко – всего минут двадцать», — сообщил нам Филюша по-французски. «Хорошее прелюдия!» — заметила по-русски Александр. Затем наш рассеянный чичероне выложил из рюкзака снегоступы, и ты да я попытались в них влезть. Французская голубки довольно быстро справилась с заданием, нам а пришлось обратиться за через к Филиппу. Ну а дальше кончено было, как в сказке относительно Золушку: ни одна с трех оставшихся пар снегоступов нам без- подошла по размеру – нужно было переставлять примерзшие фиксаторы. Впоследств пятнадцати минут борьбы с Сашиным оборудованием востребованный размер был выставлен, и одна с Золушек наконец экипировалась. Получи нас же терпение гида закончилось, и некто предложил идти без снегоступов. «А там все равно все отратрачено, эдак что специальная обувь в общем-ведь и не нужна», — приободрил нас, сделано прилично подмерзших, Филипп.


Перед разлукой наша группа отправилась в сторону иглу. Распутье и впрямь оказалась легкой и подходящей чуть ли не для любой обуви – ужели что на каблуках было бы сложновато трогаться. Большая часть маршрута была освещена, таково что мы совсем отнюдь не страдали без фонариков, а если закончилась искусственная подсветка, держи помощь пришли луна и звезды. Соразмерно, небо было потрясающе ясным – наподобие в планетарии или на картинках в учебниках, и пишущий эти строки смогли даже разглядеть все на свете созвездия, какие знали, и нашли свою путеводную звезду.


Сверх двадцать минут неспешной прогулки наша число подошла к иглу. Пока французы и Александр снимали снегоступы, Филипп рассказывал нам оборона саму конструкцию. Оказалось, как это самое большое снежное кибитка в Европе: его площадь составляет 400 квадратных метров, а для строительство уходит по 3000 кубометров снега. Среди располагаются галерея ледяных скульптур, пивбар и ресторан, а с этого года после этого появился еще и отель с несколькими номерами – снеговой дабл для горячих парочек и «спальная» с лежаком, вмещающим до шестерых персонажей (всем гостям выдаются теплые спальные мешки, рассчитанные прежде минус тридцати, ну и согревающие с доро из бара тоже никак не дадут замерзнуть).


Мы вошли в иглу, и удивились тому факту, по какой причине внутри снежной хижины не в пример (куда) теплее, чем снаружи. Подобно ((тому) как) объяснил Филипп, здесь испокон (веку держится примерно одинаковая ликвидус – от до +3С. А вот в конце весны фирн начинает таять, а вместе с ним и иглу, вследствие чего каждый год деревню отстраивают опять двадцать пять. С наступлением зимнего сезона в протяжение двух недель двадцать индивид(уум) создают сначала куполообразную конструкцию, надувая воздушные гляделки разных форм, соединенные посреди собой, и обкладывая их снегом, того) шары сдувают, и внутри образуется семечки пространство – это будущие коридоры и комнаты иглу. Когда-когда все стены готовы, скульпторы после льду создают в галерее снежные и ледяные фигуры возьми одну общую тематику (кажинный год выбираются разные сюжеты), а в номерах вырезают необходимую люлька: кровать, кресла и даже ванну, пускай бы последняя является, скорее, декоративным элементом.


Доброе старое) (мое чем отправиться в ресторан, наш брат долго гуляли по галерее, рассматривая гениальные работы местных скульпторов держи тему Национального парка Вануаз, с которым подобно ((тому) как) раз граничит Лез Арк. Понимая, а все эти несущиеся по мнению склону лыжники, целующиеся мармоты и пастушок со стадом овец, у которых каждое кольцо шерсти было искусно вырезано с снега, к концу сезона растают сверх следа, мы рьяно щелкали затворами камер, пытаясь поберечь снежно-ледяные шедевры оно бы на фото.


По части пути в ресторан у нас была пока что одна остановка – на таковой раз согревающая. У барной стойки около смешным снежным выменем вмазанный Жан-Клод раздавал во всех отношениях стаканчинки с глинтвейном, сваренным изо белого вина (чтобы пятна ото случайно разлившегося напитка были неважный (=маловажный) так заметны на снегу). Впоследствии такого аперитива можно было едва снять перчатки и сесть после снежный столик, не боясь, как будто руки примерзнут к приборам. Немного погодя нам принесли сырное фондю по мнению-савоярдски, а также тарелку с скоромный нарезкой, и стало еще теплее. Французы вслед соседним столиком даже сняли с себя дыхалка куртки. А мы так и невыгодный решились распить бутылку белого савойского инструмент, охлажденного до положенной температуры, — передали ее своим соседям, заказав накалённый чай.


Обслуживал нас проводник Филипп. Он постоянно переживал, кое-что мы мало едим и до сего часа меньше пьем. На реплика, что прежде чем сынициировать пить, хотелось бы расследовать, есть ли здесь наряд, Филипп отреагировал в свойственной ему манере: услышав знакомое «духан» вместо «реструм», он сообщил, ровно, конечно, в иглу есть траттория на пятнадцать посадочных мест, и пожалуйста был в деталях его заинвентаризовать, но потом сообразил, что же нас интересует совсем другое вкладывание, и показал на улице вагончик с биотуалетом. Посмеялись. В общих чертах Филипп, который зимой и в летнее время водит туристов пешими маршрутами числом окрестным горам, а осенью вывозит группы в Страна снежного человека, в тот вечер был проводником чудно хорошего настроения: что ни конструкция – то взрыв смеха с нашей стороны.


В конечном счете принесли чай и кофе, а к ним – ужорный черничный пирог, приготовленный в соответствии с местному рецепту. Французы тем временем допивали вторую бутылку источник, а мы успели выяснить у Филиппа, насколько стоит ночь под снегом: сексодром на шестерых с ужином и завтраком, а равно как с прогулкой на снегоступах вплоть до иглу и обратно обойдется в 99 евро возьми человека, а за проверку чувств в номере пользу кого двоих придется заплатить по мнению 175 евро (бутылка шампанского исполнение) храбрости – в подарок).

Перед обратной мимоходом Жан-Клод нам еще налил по станканчику – теперича уже диджестива для лучшего усвоения сырного фондю. Подкрепившись женепи, я немного потанцевали в диско-зале со светомузыкой в ожидании нашей парочки, которая раздумывала, а безвыгодный остаться ли им в этом месте на ночь. Но тогда они все же решили вернуться в приманка апартаменты с горячей водой, и наш брат все вместе бодро зашагали навыворот, обгоняя ратраки, медленно ползущие вдоль склону.

Вход в ледяной пещера – 5 евро (только дневное эпоха). Прогулка на снегоступах с ужином в иглу – 75 евро для человека. Возможно проведение корпоративов и праздников.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.