Урок бургундского

Нaслoeниe культурныx плaстoв: истoрия, aрxитeктурa, кулинaрия, винo. Впрoчeм, двa пoслeдниx пoнятия нeрaзрывны

Всякoe путeшeствиe — урoк. Пoeздкa пo Бургундии — урoк живописный, зaпoминaющийся: нe нaбoр явлeний, будoрaжaщиx чувствa и рaзум, a цeликoм тaкoe явлeниe. Oбиxoд здeсь стoлeтиями нeизмeнeн: глoтoк бургундскoгo, свoй хлебопек и свой зеленщик, вечерний звон, утренний багет и чашка кофей. Тут с легкостью погружаешься в иную положение, робко догадываясь, что симпатия хоть и не твоя, только и не чужая. Все пишущий эти строки, объединенные общей европейской культурой — французы, американцы, русские, — побольше или менее отсюда.

Аббатство Фонтене — идеже монахи-цистерцианцы заложили коммерческое обработка вина. Санс — с дивным крытым рынком, с романско-готическим собором Сен-Этьен. Отен — с небывалыми скульптурами храма Сен-Лазар: в “Искушении Христа” черная сила не страшный, а смешной, такому и захочешь без- поддашься. Прелестный городок Везеле — откудова начинались пути и смиренных паломников Дороги Сантьяго, и свирепых воителей Крестовых походов. Бревно — с благотворительной больницей в одном с красивейших зданий Европы, построенной полтысячи полет назад так, что и ноне бы впору. Столичный Дижон, торгующий Осер, миниатюрный Нойер…

Историческая жребий Бургундии причудлива. В XV веке королевство было самым процветающим государством к северу с Альп, его армия — сильнейшей, Дижон и тогдашние бургундские города — Северная венеция, Гент, Брюссель, Льеж — блеском уступали неужли что итальянским, а Хиеронимус Босх и Ханс Мемлинг, ныне проходящие в музеях по фламандскому и немецкому разделам, жили изумительный владениях бургундских герцогов. По времени этого военно-государственно-художественного взлета наступил затянувшийся период упадка и подчинения Габсбургам, дальше Франции. В политическом отношении Бургундия — одно всего делов прошлое, а упоминания о борьбе бургиньонов и арманьяков безотлагательно звучат как строчки изо меню.

И правильно звучат. Отложение культурных пластов: история, зодчество, кулинария, вино. Впрочем, банан последних понятия неразрывны. Спирт — часть еды: перно неужто кир до нее, напитки (алкогольные) по ходу, коньяк либо — либо кальвадос после. Несмотря бери пропагандные усилия цивилизации, таковский подход все еще поражает новизной полночь и восток Европы. По-настоящему эту тайну (винишко — часть еды) знают не более чем в Средиземноморье, лучше всего изумительный Франции, особенно в Бургундии, идеже производится полтораста миллионов бутылок в время, больше половины которых разносятся сверху экспорт в полтораста стран.

Столетия без вознаграждения не проходят. Изысканные мужской пол и женщины Бургундии и вообще просвещенной Европы, явленные старой живописью и куртуазной литературой, в еде понимали немножко. Количество было важнее качества, подобие — ценнее вкуса. Построить разноцветную пирамиду изо дичи, запустить по винной реке карамельные каравеллы, смастачить рыбу из мяса, разнести в пироге жаворонков так, затем чтоб они задорно вылетели почти главный тост, а не задохлись к чертям собачьим. Торжествовали до сего времени те же живопись и библиография, как в нынешних московских ресторанах, идеже все часто исчерпывается красотой кадастр.

Зато сегодняшняя Бургундия — гастрономический кисельные берега: с говядиной шароле, курицей бресс, лучшими в мире эскарго, сыром эпуасс и т. д и т. п. Приставки не- зря же здесь четверик ресторана, удостоенных трех звезд сообразно классификации путеводителя Michelin: такого сгущения налицо денег не состоит больше нигде.

Вот верное словеса для всей Бургундии — концентрирование. Здесь нельзя проехать получаса, (для того не встретить либо очаровательный городок с открыточной соборной площадью, либо стопор из книжки Шарля Перро. Возобновление в детство — общечеловеческое и свое собственное — ощущается неотвратимо и волнующе.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.