Санкт-Мориц. Игристое

1d35e3f96eab25e17f972eee54dea50a

Рoвнo 222 гoдa рaздeляют нaс и Никoлaя Миxaйлoвичa Кaрaмзинa, кoтoрый в 1789 сoвeршил пoeздку пo Eврoпe, с зaeздoм нa швeйцaрскиe зeмли. «Я слыxaл прeждe, будтo в Швeйцaрии долгоденствовать дeшeвo; тeпeрь мoгу скaзaть, чтo этo нeпрaвдa,» — писaл oн в свoиx «Письмax русскoгo путeшeствeнникa». Тeпeрь умнoжaeм эту «нeпрaвду» нa двa и oкaзывaeмся в сaмoм цeнтрe Швeйцaрскoй дoльчe-виты — Сaнкт Мoрицe. Нaс встрeчaeт Штeфaни, oбeщaeт пoкaзaть гoрoд с лучшeй стoрoны, да мы с тобой вежливо пропускаем ее на первых порах и начинаем подсчитывать наличность в карманах, с целью хватило на «лучшую сторону».


Штефани параллельно переходит к осмотру достопримечательностей. Вишь, например, гостиница Бадрутт. С нее в 1864 году началось горизонт зимних видов спорта в Швейцарии. Пансионат ежегодно получает престижные премии и дипломы ото разных профильных СМИ и учреждений. Этак в этом году по версии Gayot.com его санитарный комплекс вошел в десятку самых романтичных спа таблица.

Вообще-то мы ожидали, знамо, нечто большее от сего альпийского Эльдорадо. Почему почтальоны маловыгодный одеты в униформу от Гуччи? И по какой причине, здесь молоко не развозят точно по утрам на Мазератти?! И какими судьбами это на местных коровах мало-: неграмотный выложено стразами «жизнь удалась»? Положительно здесь не все отели пяти- четырехзвездочные, таких сумме половина. В Санкт-Морице коренным образом можно остановиться и в апартаментах, и в бюджетных гостиницах. Получай соседнем озере Сильваплана просто так вообще есть летние домики помимо особых удобств для кайтеров и любителей парусного спорта. Так кого интересует вход со двора, в некоторых случаях можно войти с парадного?! Шампанского, прислуга, шампанского. Мы тут слегка задержимся. Кстати, этот пепси-кола мог бы стать символом города: эндемичный климат называют «шампанским» из-за сухой и искрящийся воздух, а по осени все деревья покрываются ровным золотистым цветом, тот или иной, отражаясь в лучах солнца, может скомпилировать конкуренцию любому Дом Периньону.


Пузыри шампанского будят скорбный аппетит, пора переходить к обеду. Нуждаться отдать должное местным ресторанам и сервису — однако соответствует респектабельному и дорогому курорту. Большинству официантов следовать 40 и они все обладают тайным знанием общения с любым клиентом. Капризного удивят, голодного накормят, хмурого развеселят. И постоянно это они будут действовать с природным апломбом, будто владеют сим рестораном, да и всем городом коллективно. Полина заказывает мясной аид. К нашему столику тут а прилаживается приставка. На гигантском подносе выносятся какие-ведь плошки, тарелочки, графины и мензурки. Поляша, кажется, немного удивлена. И тутовник же официант начинает весь ингредиенты смешивать в тарелке. Горчичка, бальзамик, оливковое масло. Однако «на глаз», быстрыми и техничными движениями. Добавляется свинина, желток — ву-а-ля, аид у Полины на тарелке, да мы с тобой с Ромой завистливо жуем приманка бифштексы.


С обедом вроде покончено. «Пока что десерт?» — интересуется Штефани. Предупреждал но нас Николай Михайлович «в швейцарских трактирах сродясь не подают на секретер менее семи или восьми четверка приготовленных блюд и потом шербет на четырех или получи пяти тарелках». Город соблазнов, надобно соглашаться. Мы переходим сверх дорогу и заходим в кондитерскую Hauser. Что, это в начале была кондитерская, в дальнейшем она разрослась до отеля, ресторана и бара. Во всем владеет семья Хаузер. Опять-таки, здесь каждым местом владеет какая-нибудь рой, в каком-нибудь поколении, о нежели гордо пишут на первой странице листок, сахарной пачке и рекламной брошюре. «Будем бить шоколадные фигурки!» — весело сообщает Штефани. «Ага», — (год) спустя обеда это из нас позволено лепить все, что желать. Но, собрав остатки бодрости, автор входим в кондитерский цех, идеже для нас уже приготовлены белые фартуки, металлические формочки и 3 чана с шоколадом: скоромный, горький и белый. Берем кисточки и начинаем получать в формах белочек и сусликов. Хотя бы, были ли это суслики или — или какие-то другие грызуны да мы с тобой до сих пор спорим. Пануля, как настоящая девочка рисует без опоздания и старательно. Рома пишем послания будущим поколениям «Рома был шелковица» — суслик шоколадный, и старый и малый стерпит. Через 20 минут да мы с тобой держим в руках свои творения. Их, ровно и всю продукцию магазина хоть отправить по почте в любую точку Европы. К сожалению, с негласным слоганом российской почты «извещение должно быть ДОЛГОжданным» незапачканность пирожных не гарантирована. Ты да я снова переходим дорогу и оказываемся в нашем отеле Schweizerhof, прекрасном здании, построенном в стиле Belle Époque, с окон которого открывается бесподобный вид на озеро Санкт Мориц. Корпеть в шезлонге на террасе отеля с бокалом шампанского и приглядывать за умиротворяющим закатом — по всем вероятиям, я могу к этому привыкнуть. К тому а, после сетований на дороговизну швейцарской жизни Карамзин добавлял: «Счастливые швейцары! Что ни есть ли день, всякий ли дни благодарите вы небо вслед свое счастие, живучи в объятиях прелестной натуры, лещадь благодетельными законами братского союза, в простоте нравов и служа одному богу? Все жизнь ваша есть, вне) (всякого) сомнения, приятное сновидение…»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.