Пленники креплений

Еле-е бoльшe чaсa eзды oт Жeнeвы пo бeрeгу Lac Leman. Мимo oлимпийскoй стoлицы Лoзaнны, мимo Вeвe и Мoнтрe, связaнныx с имeнaми стoлькиx русскиx клaссикoв, мимo вeчнo мрaчнoгo Chateau de Chillon: Малость бoльшe чaсa — и мы у пoднoжия Вoдуaзскиx Aльп, в крoxoтнoм гoрoдкe Бeкс.

Сoннaя привoкзaльнaя плoщaдь зaлитa сoлнцeм. Нeскoлькo рeстoрaнчикoв сo стoликaми нa улицe, прoдуктoвaя лaвкa, гaзeтный киoск: Нa крaснoм бoку трaмвaя нaдпись «60 лeт к вaшим услугaм». Дoждaвшись, пoкa да мы с тобой зaбрoсим внутрь сумки и лыжи, oн oживaeт. Снaчaлa нeтoрoпливo впoлзaeт в живoписнoe бом, потом, когда к двум рельсам добавляется беспристрастный, зубчатый, как шоколадка Toblerone, трамвайчик начинает упорно карабкаться конец выше и выше и наконец замирает держи отметке 1300 метров по-над уровнем моря. Слезайте, граждане, приехали: Виллар!

Десятки деревянных домик сбегают вниз по склону, прячась в заснеженном лесу. Молочно-голубой купол неба опирается держи белые вершины. Стерильная свежесть вокруг. Воздух такой, ровно хочется немедленно закурить, иным способом, кажется, задохнешься от избытка кислорода. Равно как-то по-особенному царственно и тихо, не слышно пусть даже пения птиц. Готовая почтовая карточка из серии «Альпийский рисунок».

Постепенно приходим в себя: на (что мы сюда забрались?..

Будто? это совершенно понятно, по образу выразился бы наш думный вице-спикер, по слухам, проведший в этом месте, в отеле Bristol ****, неделю в прошлом сезоне. Ей-ей что там Борис Немцов — самоуправно кубинский лидер Фидель Кастро пару полет назад гостил в этих краях и, по слухам, остался от них в полном восторге.

— Или товарищ Фидель тоже катался получай лыжах? — спросил я у господина Ги Шанеля с туристического офиса Виллара, подчас на следующий день ты да я поднимались с ним на новой скорый 6-кресельной канатке на вершину Grand Chamossaire (2120).

— Да что вы нет, больше гулял соответственно округе, любовался нашими горами. Смотри Жак Вильнев — видишь внизу его дача с зелеными окнами? — оный неплохой лыжник, даром как будто звезда «Формулы-1″. Ежесекундно наведывается из Монако вздохнуть с друзьями и своей невестой. У них питаться несколько снегоходов skidoo, получи и распишись которых они устраивают настоящие гонки: А заключая-то кто здесь всего только не бывал: и Мик Джаггер, и Фил Коллинз, и оставшиеся знаменитости, когда приезжают нате музыкальные фестивали в Монтре, предпочитают затаивать у нас от назойливого внимания репортеров.

Исследовав невыгодный очень сложные южные склоны в районе Bretaye (по-над Вилларом вообще преобладают спокойные «красные» трассы, любители экстрима могут особенно безлюдный (=малолюдный) беспокоиться), мы присели расслабиться и утолить жажду на террасе высотного ресторана Du Col. Заглянув в разблюдник, я не поверил своим глазам: Steak l`Autruch! Страусы — в Альпах?!

— Одно миг пользовалось большим спросом крокодиловое верблюжатина, — пояснил друг господина Ги, DJ с Лозанны по имени Оливье, словно две капли воды аналогический на актера Певцова. — Того) мода прошла. Теперь во страусов выращивают, там, получи и распишись ферме, — он показал значительно-то через плечо.

Шутит, что такое? ли? Я на секунду представил себя эту картину: крокодилы и страусы вырываются сверху свободу и носятся по горнолыжным трассам: Тарабарщина какой-то. Может, безграмотный стоит заказывать вторую бутылку?.. (языко бы то ни было, стейк оказался нежнейшим и в сочетании с терпким красным вином оставил неизгладимое чувство.

Страусов, конечно, нет, а смотри крупную черную лису наша сестра однажды действительно видели — часом отправились в Дьяблере покататься сверху леднике. Она пересекала скат метрах в трехстах от нас и, заметив появившихся с-за гребня лыжников, во все лопатки бросилась обратно в чащу.

С Виллара в Дьяблере на машине дозволительно добраться за полчаса, а на лыжах через Meilleret (1949) — и быстрее, и интереснее. Основанная в ХVI веке тишайшая деревушка уютно устроилась для дне долины на высоте 1150 метров надо уровнем моря: небольшие отели и рестораны, сувенирные магазинчики: Отонудуже у нее такое грозное номинация, понимаешь, когда посмотришь вира, на огромные скальные стенки Oldenhorn (3123) и Les Diablerets (3209). Зимою и летом они, как соблазн, притягивают к себе альпинистов. Частые лавины и камнепады (местные народонаселение говорят: снова черт играет в мигалки), сильные ветры, вывешивающие с вершин длинные белые флаги, — похоже, что там, в гранитных складках, и и то сказать обитают какие-то темные силы.

Oldenhorn — будь здоров узнаваемая гора: напоминает, разве смотреть с ледника, почти правильной склад шляпу с темной каменной тульей и широкими снежными полями, обрывающимися отвесными пропастями. Единаче недавно подъем на здание занимал около часа. Рань два новых фуникулера, соединивших даван Col de Pillon (1546) — Сabane (2525) — Scex Rouge (2970), забрасывают лыжников к вечным снегам, идеже кататься можно и летом, вслед за 15 минут. Пропускная жилка каждого — 1200 чел./время., затраты на их сооружение составили почти 50 млн. долларов! Отсюдова в обход Oldenhorn идет наземь, в Reush, роскошный многокилометровый ослабление с перепадом высот 1700 м, даровитый удовлетворить самые изощренные горнолыжные фантазии и пригнать массу нетривиальных ощущений. Закачаешься всяком случае мы, пройдя его двукратно, почувствовали, что день прожит ни капельки не напрасно.

Вполне всему вероятию, что именно эти места стали декорацией одного с последних романов Набокова «Просвечивающие предметы» (Transparent Things, 1972), написанного в Монтре:

«Потягивая кашаса на залитой солнцем террасе Cafe du Glacier, крошку ниже приюта Дракониты, чуть опьяненный алкоголем, замешенным получи и распишись горном воздухе, Хью мучительно самоуверенно поглядывал на лыжное люцерник, впитывал блеск горнолыжных трасс, разноцветье фигурок, словно случайным мазком намеченных нате слепящей белизне рукой фламандского мастера. Возлюбленный подумал, что этот разновидность можно было бы очаровательно использовать для суперобложки «Пленника креплений» — автобиографии знаменитого лыжника: Комически за третьей рюмкой хлопать глазами на этих нарисованных человечков, снующих тама-сюда, теряющих кто лыжу, кто такой палку или победно завершающих повертка в брызгах серебряной пыли».

Постоянно по-прежнему, и картинка, увиденная набоковским персонажем, ради тридцать лет ничуть безлюдный (=малолюдный) потускнела: та же слепящая седина ледника, то же пестроцветье снующих туда-сюда «нарисованных человечков» — пленников креплений:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.