Париж перед Рождеством: люди и куклы Больших магазинов

4d1609c764c9d5c9f6dcc2c2b9db44c8

Кaк и в пoслeдниe 50 лeт пeрeд Рoждeствoм, витрины Бoльшиx мaгaзинoв Пaрижa снoвa прeврaтились в пoдoбиe сцeничeскиx плoщaдoк. Oни вoплoщaют мeчты дeтeй и взрoслыx, пeрeд ними нa бульвaрe Oсмaн пoчти круглыe день тoлпa. Ближe к нoчи, кoгдa xoтя бы всe дeти ушли спaть, мнe удaлoсь кинуть) (взгляд, кaк жe в этoм гoду укрaшeны двa глaвныx мaгaзинa — Galeries Lafayette и Printemps.

Мaгaзину «Прeнтaн» (Printemps) всeгдa труднo кoнкурирoвaть сo свoим сoсeдoм — Гaлeри Лaфaйeт. Нo в этoт рaз oн eгo, пo-мoeму, «сдeлaл». Дoм Шaнeль и Кaрл Лaгeрфeльд прeдстaвили 11 витрин для тему путешествий, объединенных общим названием «Рождество христово: мечты о побеге». Из них 4 анимированных, с 60 куклами. И, знамо, в оформлении каждого окна присутствует логотип В домашних условиях Шанель.

Это творческие фантазии, сглаз через призму моды для города мира: Лондон, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, (столица, Биарриц, Москву, Венецию, Трущоба, Токио, Антиб, есть и византийские мотивы, и Скандинавия.

Индивидуальный Париж модельер и фотограф Карлушка Лагерфельд видит через анастигмат фотоаппарата, а мы, зрители — из-за стекло витрины, за которым много маленьких кукольных Лагерфельдов — будто, действительно, смотрят на бутафорский Мекка) (мировой) моды через объективы фотоаппаратов. То есть (т. е.) тащат треногу. Или изучают отснятый вещество. Или ищут точку интересах съемки. Каждый из сих человечков в черном шевелит ручками-ножками, крутит головой, в общем, занят важным делом.

«Шанхайская» лицо не анимированная, но весь полна мотивами китайского искусства, культуры, традиций. Нежные дивы-манекены одеты в наряды, напоминающие точно по крою национальные костюмы. А защищает их непреодолимый Красный Дракон.


Не обошли создатели своим вниманием и Москву. Выбрали фоном чтобы оформления главное: Кремль, Красную ристалище. Особенно меня позабавила красная известность с логотипом Шанель в центре. И — вона они, наши «старые песни о главном», нашедшие выражение в парижской витрине: «А также в области балета… Автор этих строк впереди планеты всей!» (Ю.Визбор).

Лондонская краля печально возлежит на колониального вида оттоманке, фоном ей служат электрогитары, светящиеся корабельные «ванты» и британские флаги. Даже если одна из ее сумочек (а у настоящей англичанки их, вне) (всякого) сомнения же, несколько) выполнена в цветах Union Jack\’а, ежели и и украшена тем же логотипом Шанель. Мир народов, ура.

Вот и туризм к морю-океану. С ночевкой в шатре лещадь звездным небом, чайкой и цаплей, песочком, зарослями дикой травы и морскими звездами… Хотя вы же понимаете, словно настоящая мадемуазель просто без- сможет отправиться в такое поход, если в дорожный сундучок отнюдь не упакованы чашечки из расписного фарфора и бокалы с тончайшего стекла! Наполеон равным образом так «путешествовал», я видела его походные сундучки кайфовый дворце Фонтенбло, набитые хрусталем, серебром и фарфором. Заведено…


Токио — это, конечно, светящиеся небоскребы. И куколки для их фоне, пролетающие по-над землей в каких-то транспортных средствах, похожих сверху катера. То ли аттракцион, так ли ближайшее японское будущность. А через витрину «Лос-Анджелес» ты да я имеем возможность подсмотреть задушевный момент из жизни членов воздушного экипажа. Симпатия, и никакого расизма. Хорошо, что такое? марионеток держат ниточки, в противном случае бы им, повторяя собственный поцелуй в тысячный раз, приставки не- удержаться на скользкой обшивке самолета «Шанель».

А смотри так выглядит «окно в Скандинавию». Я и далеко не подозревала, что в этих краях столько золота и рубинов. Видимо, по сию пору это горячим финским девушкам принес неестественный Олень.

Кстати, о горячих девушках: главным «с лица» витрин магазина Printemps стала Ванесса Паради, актерка, певица, фотомодель (и одновременно гражданская генеральша Джонни Деппа). Карл Лагерфельд собственноручно фотографировал ее исполнение) плаката, открывающего тему «Рождество христово: мечты о побеге». Одетая в черновато-белые цвета Дома Шанель, возлюбленная прижимает к кокетливому бедру крупный глобус.

Короткий ролик о томишко, как происходило открытие сих витрин, можно посмотреть тута.

А продлится все это турне рождественской мечты сквозь старинны годы и пространство до 7 января 2012 годы. Как раз по самое наше Божич.

В окнах Galeries Lafayette я также надеялась увидеть что-нибудь сказочное, красивое, трогательное и нелепо-смешное. Например, как пару парение назад, когда темой оформления была «Ала в Стране Чудес». Но не раздумывая витрины меня не впечатлили. Многочисленные тряпичные старшие куклы и марионетки в виде фатум-музыкантов и их фанатов (для концертах, во время репетиций, в гастрольном автобусе). Марионетки поют, танцуют, играют получи музыкальных инструментах, машут афишами, аж качаются на люстрах, в общем, изображают судьбина-экшн. Этот переходящий с витрины в витрину активно дрыгающийся фабула называется «Рождественский Rock\’N Mode». Виновник, нью-йоркский дизайнер Эндрю Янг, тщательно нашел декорации и бутафорию. Но так он и одел этих своих Kouklistars (с греческого «кукла») в очень яркие наряды и парики, они ми показались похожими на дешевые самоделки, вынутые с бабушкиного сундука. Голова, сшитая изо двух кусков грубой текстильные изделия, со швом от лба по шеи, будто неумелой рукой нарисованные буркалы и рты. Однако, смотрите самочки (фотографировать я их даже безлюдный (=малолюдный) стала, а тут — фото с французского сайта).


Для того чтоб дополнить впечатления, я дошла после вечерних Елисейских полей, бросить взгляд, как же их оформили к Рождеству. Давно середины авеню, до площади Франклина Д. Рузвельта, за обеим сторонам тротуаров вплотную стояли белые ярмарочные палатки-«домик». Сувениры, галантерея, игрушки, сыры и колбасы с разных регионов Франции, горячее напитки (алкогольные), сладости, среди которых и знаменитые «pomme d\’amour» — «яблоки любви», облитые красной карамелью… Индустрия развлечений и каток-лабиринт для детей. Гуляя в радостной толпе и жуя чуррос (сладкие жареные шнуры изо заварного теста, рецепт, зашедший из Испании), я смотрела получай деревья. Крону каждого с них опоясывали по три больших кольца, сделанных изо трубок со светодиодами, которые повременно хором меняли цвет. Кольца были капелька сдвинуты относительно друг друга, и казалось, думается деревья, как циркачи, сразу крутят несколько светящихся хулахупов.

И, Париж — большой артист. И исполинский модник. И большой гурман. Целое это особо почувствовалось ближе к Рождеству.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.