Маленький город сильных эмоций

Кaнн ярoстнo выплeскивaeт нa приeзжиx пoвoды для того вoстoргa и удивлeния, дaeт только-только-чуть oтдoxнуть – и снoвa испытывaeт нa прoчнoсть нeрвную систeму свoиx гoстeй. Нeсмoтря нa рaзмeры oбычнoгo курoртнoгo гoрoдкa – oкoлo 70 тысяч житeлeй – Кaнн зa пoслeдниe пoлвeкa стaл oднoй изо глaвныx стoлиц мирa.

Любoй aктeр, любoй рeжиссeр мeчтaeт o тoм, кaк пoднимeтся пo крaснoй кaннскoй лeстницe и пoлучит награда сaмoгo прeстижнoгo фeстивaля в мирe. Фaнaты съeзжaются сюдa сo всeгo свeтa, япoнскиe дeвушки приeзжaют с нeбoльшими лeстницaми-стрeмянкaми, рaсстaвляют иx oкoлo крaснoй кoврoвoй дoрoжки, вeдущeй к Двoрцу Фeстивaлeй, и смoтрят с этиx лeстниц нa свoиx любимцeв. И кричaт: “Брэд Питт! Oрлaндo Заготовка! Джoнни Дeпп!! A-a-a!!”…

Гoвoрят, пятьдeсят нeдeль в гoду Кaнн пoгружeн в спячку и прoсыпaeтся токмо в мae, принимaя фeстивaльныx гoстeй. Гoвoрят, кoрeнныe житeли Кaннa стaрaются нa сии двe нeдeли пoкинуть гoрoд, чтoбы нe видeть тoлпы прaзднoшaтaющeгoся нaрoду. И дo сиx пoр xoдят лeгeнды o томик, например, как какая-так кинодива впервые сняла чепчик для близнецов перед фотографами на пляже, и о книга, как Клод Лелюш приплыл возьми открытие фестиваля на собственной яхте, купленной нате доходы от фильма “Дядя и женщина”… В 1968 году показ отменили в знак солидарности с бастующими парижанами, и каннские аристократы носили красные банты для лацканах, закалывая их бриллиантовыми булавками. В 1963 году Хичкок возьми просмотр своих “Птиц” притащил птичьи клетки, изо которых выпустил несколько десятков чаек. А Лукино Висконти расхаживал по мнению Круазетт с леопардом на поводке, рекламируя личный фильм “Леопард”. За 60 с лишним парение у Каннского кинофестиваля накопилось большой легенд.

Датой рождения главного перипетии киномира можно считать 1939 бадняк: открытие первого фестиваля совпало с в дневное время начала Второй мировой войны. Только кинофестиваль, как и фестиваль рекламы “Каннские львы”, – сие лишь одно из бесчисленных лиц Канна. Канн – и Феодосия, и историческое место, и просто поляна для отдыха – спокойного и размеренного или — или светско-гламурного. У этого города десятки лиц, и каждое стоит только того, чтобы сюда примчаться.

Слово “лазурь” – это какими судьбами-то из лексикона романтических поэтов: везение светлей лазури, а над ней, подобно ((тому) как) водится, луч солнца златой. Словосочетание “Лазурный Берег” – сие уже другой уровень романтики: немного здешнего солнца отсвечивает настоящим благородным металлом, а синева – синоним беззаботности и роскоши.

С Канном у русского человека закорючка: как правильно его бухнуть? Канн или Канны? Соответственно-французски произносится “Канн”, хотя пишется с буквой s в окончании – норматив множественного числа. Само союз canne означает “тростник”: кайфовый времена римлян побережье было сплошь в тростнике. (вот) так, поселение существовало еще быть Римской империи, глухая сатрапия у моря на Леринских островах. А название “Канн” появилось не долее чем в XI веке, и тогда же монахи здешнего монастыря построили твердыня Сюке, чтобы защищаться с сарацинов. Сегодня башня крепости высокомерно смотрит на город, некоторый не от кого ограждать. Разве что от толп туристов. Пляжи, дневное) светило, вид на острова: только и можно лежать и таять. Правда, публичных пляжей немного, так что за осуществимость таять придется платить. Многие пляжи принадлежат дорогим отелям, расположенным для бульваре Круазетт.

Но инда в маленьком отеле где-нибудь бери окраине тоже можно исполниться дух города. Ночной швейцар бормочет в трубку: “Целую тебя, тысячу нечасто целую тебя, мой пупсик!” – отдает Шлюзы и говорит вслед: “Желаю вас очень, очень хорошей ночи!”. И мечтательно вздыхает.

А настоящая технография Канна началась с холеры. Британский камерир, лорд Генри Броухем ехал в 1834 году в Ниццу, никак не зная, что там разразилась моровая язва холеры. Пришлось остановиться в рыбацкой деревушке в тридцати с лишним километрах ото Ниццы. Здешняя кухня, солнечный напиток, здоровый морской воздух и прекрасные пейзажи очаровали лорда. По слухам, что больше всего его поразил буайбес – рыбный супец, главная еда рыбаков. Броухем построил в Канне виллу, начал возбуждать сюда гостей, и с его легкой шуршалки Канн довольно быстро стал модным курортом.

В середине XIX века в Канне еще был и яхт-клуб, и гольф-дискотека (его, кстати, основал громадный князь Михаил Романов). В 1879 году закачаешься Франции был лишь Вотан теннисный корт – разумеется, в Канне. Починок привлекал не только романтиков и писателей (и Проспер Мериме, и Житель Асгарда Уайльд, и Ги де Мопассан, лечивший на этом месте астму, рекламировали Канн во всем своим знакомым), но и высшую вкушать. Один из кварталов города хотя (бы) назван по имени российского царя Мужественная защитница III.

Бульвар Круазетт появился в 1868 году. А в 1887 писатель Стефен Льегар придумал имя “Лазурный Берег”. Вскоре было построено игорный дом, – именно на этом месте спустя некоторое время появился Дворец Фестивалей. Игорный дом, правда, в нем тоже снедать: разве можно веселиться, (не то нет риска?

Дворец Фестивалей местные народонаселение называют “Бункер”. Он всесторонне не вписывается в пышную каннскую архитектуру, да его это совершенно мало-: неграмотный смущает: возвышается себе по-над Круазетт, презрительно поглядывая бери толпы желающих попасть вовнутрь. Именно сюда во час(ы) фестивалей пытаются попасть фанаты, далеко не доставшие билетик, именно после этого снуют фотографы в галстуках-бабочках (за исключением. Ant. с галстука-бабочки ни одного мужчину ни рядом каких обстоятельствах не пустят держи вечерний просмотр). Аллея около Дворца вымощена плитами, получи которых звезды фестиваля оставляют отпечатки своих ладоней. (иной даже во время фестиваля для этих свидетельствах славы спят бомжи, укутавшись в спальные мешки (в мае каннские ночи а ещё прохладны).

Недалеко от Дворца Фестивалей – лютеранская церковь, в которой в марте 1815 годы останавливался сам Наполеон, убегая с острова Эльбы. Народ Канна очень этим гордятся. Вот время фестиваля в этой церкви позволено купить плакаты к кинофильмам, и первым в глазищи бросается мрачный Гарри Поттер, помахивающий своей палочкой в сторону мемориальной доски ради Наполеона.

Если пойдете наставлять рога от Дворца Фестивалей к старому порту, остановитесь у площадок с целью игры в петанк. Петанк – Вотан из самых популярных умереть и не встать Франции видов убивания времени, и отдельные люди из местных старичков кроме помнят, как в 60-е на этом месте играли Жан Маре и другие секс-символы. Правила будь здоров просты: надо кидать шарики. Коль скоро шар ляжет близко к кошонетту – маленькому шарику, кто бросают первым, – то выиграешь. По слухам, что петанк – такой а символ Канна, как кинофестиваль, полк или Сюке.

Старый починок расположен в квартале ле Сюке. В этом месте всегда много туристов. Отдельный разглядывают город – мешанину красных крыш, оставшиеся пришли ради этнографического музея, третьи фотографируют чаек. Перо садятся на фонарь лично перед Сторожевой башней, и позируют фотографам для фоне города. Когда одной чайке надоедает через некоторое время сидеть, ее сменяет следующая, – лампион почти никогда не остается пустым.

Разве есть время, надо сгонять на Леринские острова: держи одном из них, Сент-Маргерит, в тюрьме держали знаменитого Узника в Железной Маске, ради которого вы наверняка буде не читали, то смотрели стереокино с двумя Леонардо ди Каприо в главных ролях – короля Людовика XIV и его брата-близнеца. Тогда же – Морской музей, идеже можно посмотреть на всё-таки то, что находят в флорес, в том числе и останки затонувших кораблей. Нате самом маленьком острове, Сент-Онора, вторично в XI веке был построен храм. Монахи живут здесь и нонче, выращивают виноград, так аюшки? обязательно купите у них бормотуха и мед их собственного изготовления и их замечательный ликер.

Легенда гласит, кое-что основал монастырь святой Онора, а коллективно очистил остров от читкур, вызвав необычайно сильный бобышка, который их всех смыл. Собственными глазами (видеть) же в это время отсиживался сверху пальме, отчего пальмовая рукав и стала символом Канна. В Канне и вкруг него вообще очень бог не обидел того, на что не грех потратить целый день: магазины, музеи, соломенно-желтый песок, узкие улочки, до которым почти невозможно выучить, потому что они заставлены ресторанными столиками, ценный базар, продуваемый сладким ветром.

Многие с каннских достопримечательностей находятся в частном владении, и, ради дать народу возможность их рассмотреть, министерство культуры устраивает Отрезок времени Наследия – когда можно свершить бесплатные экскурсии на иные виллы, к примеру, посмотреть (зам`ок) Валломброса или резиденцию Шанфлери.

А виллы и музеи – это Канн публичный, пышный, эстетский. Есть магниты попритягательней: рестораны и маленькие чепок, рынки и антикварные лавочки. Получи крытом рынке в районе Форвиль допускается провести весь день, разглядывая старые книги, открытки с видом Канна пятидесятилетний давности, оптические приборы, видевшие звезды надо Францией, когда слово “звезды” относилось как к небесным светилам. Бокалы, колокольчики, виниловые пластинки, деревянные фигурки, проглатывать даже продавец, у которого разрешается найти тросточки любого вида – с костяной ручкой, с зеленого стекла, деревянные, с потайными ящичками, со специальным зажимом угоду кому) перчаток…

Рядом с продавцом концентрированно дышит огромный и важный аглицкий бульдог, разглядывает тросточки с таким серьезным видом, как бы будто в прошлой жизни у него таких было за исключением. Ant. с счета, как и цилиндров.

Вслед за модой надо идти получай улицу Антиб, это неширокая улочка, параллельная Круазетту. Возьми столбах висят цветочные гирлянды – пусть даже, скорее, клумбы. Во промежуток времени фестивалей тут не протолкнуться, туристы снуют через магазина к магазину, изучают бесстыдные манекены, демонстрирующие кружевное дессу, разглядывают витрины с шоколадными конфетами (их делают после этого же, при вас), спешат к Fnac\’у – тогда можно купить любую музыку, видео, DVD, книги. В время последнего кинофестиваля, председателем жюри которого был Квентин Тарантино, изумительный Fnac’e прямо у входа стоял штатив под названием “Вселенная Квентина Тарантино”.

Посередке Антиб и Круазетт – ресторанчики и забегаловки, ночами переполненные такой степени), что на машине наездить невозможно. В здешнем вьетнамском ресторане дают истинный, хорошо заваренный жасминовый чаишко в чайничке – это важно во (избежание чаеголиков: во Франции дозволено найти хороший кофе, же крепкий чай не подают пусть даже в Salles du the – в чайных. В этом районе задорно, шумно и пьяно.

Более чопорная аудитория собирается недалеко от Старого Порта и башни Сюке. Пешеходная улочка Сюке состоит как из ресторанов и сувенирных магазинов, в которых – в всех – продают прованские травы и лаванду. В рестораны Сюке по вечерам не попасть без предварительного заказа. Тут. Ant. там подают настоящую прованскую еду, тяжеловатую, только удивительно вкусную: обязательные маслины и оливки возьми закуску или паста с маслин – тапенад. Рыбный харчо с заправкой руй, утка, разве кролик, или просто огрызок мяса. А на десерт попробуйте крем-брюле – такого вкусного крем-брюле вас не найдете ни в каком другом городе Франции. И, очевидно, запивать это все пора настоящим французским вином и развесить уши, как официант объясняет, что же на этой земле делали дивный напиток из винограда пока еще 2600 лет назад, и в каждой капле сего вина – вся мировая событие. Он говорит, а вы думаете о Канне – об эклектичном городке, идеже пальмы соседствуют с эвкалиптами, а купола Карлтона призваны в нем что-то есть от о груди знаменитой в самом начале ХХ века парижской куртизанки. Получай столике горят свечи, мимо прохаживаются туристы, – подождите, это Эмир Кустурица ищет, идеже бы поужинать, а вон ладно Альмодовар в окружении каких-в таком случае дам, – и каннские звезды плывут у вам над головой.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.