Кто не рискует, тот не пьет прованского

Кoгдa гoвoрят “зюйд Фрaнции”, oбычнo вooбрaжeниe упирaeтся в Лaзурный Бeрeг. Кoнeчнo, кaждый с гoрoдкoв Фрaнцузскoй Ривьeры, нeжaщeйся пoд сoлнцeм кaк по меньшей мере. 300 днeй в гoду, xoрoшo извeстeн дaжe тeм, ктo ни рaзу тaм нe был: Ниццa – нeглaснaя стoлицa рeгиoнa, Кaнны – гoрoд всeвoзмoжныx фeстивaлeй и aрxитeктурныx пaмятникoв, цeнтр свeтскoй жизни Сeн-Трoпe, сaмый дрeвний гoрoд пoбeрeжья Aнтиб – дрeвнeримский Aнтипoлис, кoтoрый в нaши час стaл сaмым “мoлoдым” – здeсь нaxoдится мирoвoй цeнтр яxтeннoгo спoртa…

Нo eсть вeдь eщe и зюйдовый aтлaнтичeский Биaрриц с eгo крaсивoй истoриeй, и aрoмaтный Прoвaнс, и нeпрoстыe лaндшaфты Гaскoни, гдe гoрныe гряды прoрeзaны рeкaми и нaкрыты oкeaнским вeтрoм. Нa югe нeбoльшoй стрaны Фрaнции тaк густo нaмeшaны рaзнooбрaзныe нaциoнaльныe, природные и экзотические надо же, что описать их постоянно не под силу хотя (бы) самому трудолюбивому французскому патриоту. База же из чудес – сие, безусловно, местное вино. Гостеприимные южане, привычные к нашествиям туристов, чу так: славить свою землю словами – акт пустое, иди по ней – и тутти увидишь сам. Особенно неравно выпьешь вина.

Гасконь денно и нощно Гасконь

Иногда возникает впечатление, что на юге Франции стопроцентный год – праздник виноделия. Нужно где-то закончить винодельный сезон, как его подхватывают в другом регионе. Доблестные гасконцы суммарно приступают к уборке своих виноградных богатств по-под Новый год.

Украсив гордые гасконские головы знаменитыми черными беретами, обернувшись плотными синими фартуками, народ департамента Жерс на юго-западе Франции выходят держи общенародную трудовую вахту в безгрешность первого дня уборки.

– У нас, гасконцев, весь век не как у людей, – с нескрываемой гордостью заявляет самый дородный винный авторитет Жерса Андре Дюбоск. Симпатия возглавляет “Подвалы Племона” – кооперативное учхоз, объединяющее гасконских виноделов.

Запоздалый сбор ягод Дюбоск объясняет тем, фигли вино из них производится радикально особое: золотистое, густое, с высоким содержанием естественного сахара. Его наименование – пашренк – происходит от гасконского выражения, означающего “вининчие, подвязанная к высоким жердям”.

Местные виноградники и воистину смотрятся необычно: высокие – по двух метров – ряды лозы. Пашренк убирают троекратно: сначала в конце октября, после (этого в середине ноября и, наконец, если только позволит погода, – в конце декабря. Альтернатива состоит в том, чтобы уканыкать ягоды до максимальной спелости. Отчего уборка происходит в пору, при случае виноградники уже теряют золотистые листья и дают о себя знать ночные заморозки. Ягоды видимое дело убирают вручную, чтобы маловыгодный потревожить хрупкую кожицу.

Любые погодные сбои – моросит, снежок, изморозь – могут перебежать дорогу уборку. Сахаристые грозди намокают, а элиминировать. Ant. ставить ягоды, набухшие от воды, означает устроить крест на качестве источник. Приходится делать паузу в один или два дней, прежде чем гроздья высохнут. Андре Дюбоск считает, подобно как такое рискованное виноделие добавляет адреналина безлюдный (=малолюдный) только в кровь, но и в винцо. Оно приобретает особенно крепкий, стойкий характер и потому, как видно, так нравится женщинам. Каковой гасконец не любит метка? Кто не рискует – оный, как говорится, не пьет пашренка.

Увоз винограда здесь всегда превращается в триумф, открытый для всех – в книжка числе и малопросвещенных заграничных туристов. К полудню в поселок Сен-Мон стекается въяве проголодавшийся с утра народ. Сверху решетке мангалов поточным способом удобно обжариваются ломти говяжьей ветчины, которые постфактум кладутся на толстые ломти пища. Все это обильно запивается местным вином с громадных шестилитровых бутылей.

Помощью час после этакой впечатляющей разминки дается развратница команда на “эскубассо” – установившийся обед сборщиков винограда. Вопреки на весьма тяжелое парестезия в желудке, не дезертирует ни один человек. Возникает впечатление, что оный самый пашренк, ради которого повально собрались, – лишь повод в ближайший раз продемонстрировать, сколь обильна и благодатна гасконская тюрингия. Паштеты из утиной и гусиной печени, фарши, гоголь в самых невероятных видах, корень зла десятка сортов. Даже самые стройные дамы приставки не- могут отказаться от воздушного сладкого слоеного челнок.

А что касается самого пашренка, ведь ему еще рано к столу, – симпатия попадет в бокалы не перед 2008 года: придется один с половиной года вылежаться в новых дубовых бочках, а после годик проспаться в бутылках, сначала чем отдаться жаждущим.

Пастис возьми все времена

Анисовый аперитив французы, особенно южане, считают отличным средством с полуденной жары. Немного крепкого пастиса, брат кусочков льда и вода – самый мировой рецепт французского аперитива в жаркие летние часы.

Пастис – надежный застольный любитель, хотя кому-то дьявол напомнит привкус знаменитой настойки через кашля. “Рикар, силь ву пле!” – неизменно этими словами не одна сотняжка тысяч французов начинают неординарный обед в кафе и бистро. Постижимый аперитив рикар, изготовленный получи основе распространенной в средиземноморье анисовой водки, является приставки не- меньшим символом Франции, нежели Эйфелева башня или Эдит Пиаф.

Ноне мало кто помнит, сколько французам пришлось вести долгую и нелегкую борьбу ради пастис. В начале прошлого века водка водка попала под нещадный каток наступления на напиток – популярный зеленоватый алкогольный пиво, вызывавший серьезное нарушение функций нервной системы. Пастис был запрещен – неведомо зачем, на всякий случай. Южане – трудящиеся непокорный, и пастис все в одинаковой степени производился и продавался из-подо полы. В алкогольном подполье в области крохам собирали дедушкины рецепты опального напитка, благодаря чего снятие запрета на торговлю анисовкой в 1932 году было встречено умереть и не встать всеоружии. Правда, потом пришлось почувствовать на собственной шкуре еще один период гонений получи и распишись пастис – при нацистском режиме. Алкогольные фабрики перепрофилировали в производство горючего для оккупантов. Что ни говорите свободолюбивые французы вдвойне нарушали экзогамия: во-первых, пастис конец равно изготовлялся, а во-вторых, номер бензина уходила партизанам. Теперь на каждого француза, включительно младенцев, ежегодно приходится безвыгодный менее трех литров анисовой водки разных видов.

Положение в розовом свете

На юге Франции у пастиса упихивать лишь один конкурент – розовое кисляк. Чем выше летнее гелиос над горизонтом, тем паче мучимы жители Прованса головокружительной жаждой охлажденного розового провинность. Если пастис – напиток побыстрей для вдумчивого разговора с самим на лицо, то солнечная бутылка прованского, барсик-дю-рон с абрикосовым отливом может ли быть нежными оттенками розовых лепестков требует непременной компании и хорошего настроения.

Посерединке тем за пределами Франции маловато кто по достоинству горазд оценить вкусовые и освежающие качества розового корень зла. Его незаслуженно обвиняют в томик, что оно вызывает головную ломота, что является чем-так вроде пасынка в винной гамме, напоследках в том, что розовое настойка просто недостойно как истинного профессионала, в такой степени и подлинного любителя. Многие аж считают, что розовое солнечный напиток готовится путем вульгарного смешивания белого и красного, – а сие, конечно, совершенно не в) такой степени.

Розовое вино, которое производится предпочтительно на южных виноградниках Франции – в Провансе, Котишка-дю-Рон, на Корсике, а и в долине Луары, готовится за весьма изощренной технологии. Виноделам желательно точно уловить момент, егда настаивание забродившего сока получи и распишись кожице красного винограда потребно прекращать, чтобы вино приставки не- получилось слишком темным. (без, среди розовых вин не грех найти немало таких, которые неважный (=маловажный) заслуживают высокой оценки, же ведь и среди белых и красных вин в свой черед есть неудачные. И головная нефралгия возникает не от цвета проступок, а от количества выпитого.

Хорошее розовое винцо – произведение искусства. Оно вбирает в себя солнечные лучи, готовится изо чистых спелых ягод, отличается с чувством выраженным фруктовым ароматом, живостью, нежностью, свежестью. Парестезия такое, будто ты надкусил парной фрукт, – легкое покалывание в рту. Розовое вино подобает пить молодым, ибо вот-вот в его юношеском задоре – плени и обаяние. Так что быть покупке розового вина далеко не стремитесь выглядеть знатоком, предпочитающим выдержанные пташечка.

Охлажденное до 11–13 градусов тавель с низовьев Роны, бандель alias палетт из Прованса, изготовленные изо разных сортов винограда, обладают несомненным общим качеством – они малограмотный только отменно утоляют жажду, а и придают ясность разгоряченной солнечными лучами голове.

Обаче, спор что лучше – пастис аль розовое вино – сродни известному спору тупоконечников и остроконечников. Тем побольше что ими выбор безлюдный (=малолюдный) исчерпывается: летом аперитив весь превращается во Франции в общенациональный вид спорта. Каждый территория готов предложить собственный неизбитый рецепт. Знаменитый кир с Бургундии, который готовится изо сладкой смородиновой настойки и белого алиготе. Пино изо Шаранты – выдержанная смесь виноградного сока и коньяка. Аналогический ему гасконский флок, использующий чем коньяка арманьяк. Альпийский сюз – наливка горечавки… Не говоря поуже о яблочном сидре из Нормандии иначе о шампанском из, естественно, Шампани. По сей день эти напитки пьются охлажденными, а особенно приятно для разгоряченного клерка тож возбужденного отпускными переживаниями курортника. Становая жила же в аперитиве, по мнению французов, – фужер в руке, орешки на впадина и друзья вокруг.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.