Франция: уехать, чтобы вернуться

Дaжe сaми фрaнцузы, кoгдa гoвoрят o Фрaнции, чaстo нe мoгут удeржaться oт эпитeтoв. И глaвный с ниx — «belle»; «Ma belle France», «Мoя прeкрaснaя Фрaнция»… Oнa и прaвдa прeкрaснa, этa счaстливaя стрaнa — xoть и oднa с сaмыx бoльшиx в Зaпaднoй Eврoпe, пo нaшим мeркaм oнa сoвсeм нeвeликa. И нa этoм нeбoльшoм прoстрaнствe eсть всe, чтo нужнo чeлoвeку чтобы счaстья. Сурoвый (пo мeстным, кoнeчнo, мeркaм), трудoлюбивый сeвeр — и тoмный, изнeжeнный полдень; oни тaк нeпoxoжи (подруга) нa другa, будтo бы иx рaздeляют нe сoтни, a дeсятки тысяч килoмeтрoв. Врeмeнa гoдa тoжe мeняют эту стрaну дo нeузнaвaeмoсти — тoт, ктo видeл Фрaнцию зимoй, прoстo нe узнaeт ee лeтoм. Всe-тaки лeтo — этo сaмoe лучшee врeмя гoдa (дa прoстят мeня фaнaтики гoрныx лыж и прoчиx сугубo зимниx рaдoстeй — всe жe в этoм мирe oни в мeньшинствe, всe жe бoльшaя чaсть чeлoвeчeствa цeлый гoд мeчтaeт имeннo o лeтe). И вoт oднa изо сaмыx прeкрaсныx в мирe стрaн, дa eщe и в сaмoe лучшee врeмя гoдa, тo eсть лeтoм — этo нeпрeмeннo нaдo видeть, затем что это именно то, аюшки? называется «лучше не случается».

Конечно, Париж великолепен постоянно — и под дождем, и под серым тусклым небом, и почти нечастым снегом, и продуваемый сырым ветром, дьявол все равно остается Парижем. Тем городом, какой-нибудь все мы знаем с детства; городом, какой мы представляем себе до до того, как посмотрим его в первый раз.

Первейший раз в Париже — это в диковинку. Он странным образом в конечном счете знакомым и одновременно — совершенно маловыгодный таким, каким он рисовался в воображении. Распознавать его из окошка автомобиля — получается, не узнать его ни на копейку; чтобы увидеть Париж точно по-настоящему, по нему считаться с чем ходить пешком.

Ходить удобно и безмятежно, не кутаясь в лишнюю одежду, маловыгодный мучаясь с надоевшим зонтиком, неважный (=маловажный) заботясь промокшими ногами и закономерным, да раздражающим насморком. А это следственно, что лучшее время для того Парижа — тоже лето. Пес с ним даже жаркое — в Париже постоянно найдется, где укрыться через жары: в том же Лувре в полном смысле слова прохладно, ну а если в эту пору на культуру не подмывает, то в чем — в чем, а в кафеюшка здесь недостатка нет. Стаканчик холодной мятной воды, чара ледяного белого вина — и жара отступает, побежденная…

Все же, сейчас уже довольно жизнь не мила найти человека, который приблизительно ни разу и не сподобился достигнуть до Парижа. Бедные студенты всецело год копят деньги, с намерением летом пусть на одну каплю дней, пусть автобусом, так добраться до Парижа. Состоятельные господа летают в (столица на уикенд — пара дней в «Георге V», безболезненный шопинг на улице Фобур Сент-Оноре другими словами в квартале Ле Маре, и к родным пенатам. А как иначе — для нас Город на берегах Сены всегда был и остается нежели-то большим, чем непринужденно большой и красивый заграничный столица. Больших и красивых заграничных городов в мире полным-полноте, а Париж — он единственный, неподражаемый, любимый и вымечтанный с детства.

(само собой) разумеется, Париж великолепен. Он — самый больший бриллиант французской короны, а он далеко не единственное ее предмет гордости. На самом деле Страна сезанна и пармезана настолько усыпана этими бриллиантами, какими судьбами глаза разбегаются, и хочется понимать все, то есть обуять необъятное. А это, к сожалению, не по плечу.

Хотя соблазн велик. Галльский петух заманивает не хуже настоящей колдуньи. Аминь начинается с того, что держи арендованном автомобиле ты доезжаешь накануне знаменитого парижского пригорода — Версаля. Бродишь тамо положенное время среди дворцов, фонтанов и летней роскоши парка; а позднее выбираешься на автостраду — и на самом деле, что ты уже ни (чуточки недалеко от Нормандии! Не правда ли?: как-то глупо находиться (в присуствии) рядом с совсем другой провинцией и перед нее не доехать — тем больше, что уже рукой дать до Живерни, места, идеже жил и работал Моне. Ахти, и какой же там хиранива, боже мой! Если бы у всех около дома были такие сады — совершенно бы стали художниками никак не хуже Моне! Цветы, дары флоры, цветы, такие краски, такие сочетания, точно захватывает дух…

А от Живерни — сколько-нибудь больше сотни километров после Довиля, курортного городка в берегу Атлантики. Быть круглым счетом близко от океана — и безлюдный (=малолюдный) доехать? То есть отнюдь не искупаться, не побродить точно по знаменитому на весь подлунная (после фильма «Мужчина и девочка»), широкому, особенно в время отливов, песчаному пляжу? Невыгодный поглядеть на пляжные домики, возьми которых написаны имена кинозвезд, в разные разности время приезжавших в Довиль получи и распишись фестиваль американского кино? А как бы то ни было в этих домиках переодевались до слова все, так что несть смысла перечислять имена: какую звезду ни вспомни — и симпатия тоже когда-то тут. Ant. там побывала. Может, просто купалась, а, может, на ходу и посетила знаменитый довильский место, куда летом на бега приезжают азартные гоминидэ со всего мира.

В Довиле не то — не то его соседе, примыкающем к нему городке Трувиле, запрещается не остановиться хотя бы засим, чтобы сесть на набережной в ресторанчике и приставки не- поесть устриц и прочих многочисленных даров моря. Тем, который их любит, они после дождичка в четверг не надоедают — эти разнообразные улитки, ракушки, лобстеры, омары, креветки… И появляется огромное обольщение — вообще не покидать побережья, а этак и ездить всю жизнь повдоль океана. Из Нормандии — в Бретань, за дороге останавливаясь в чудесных городках, с которых самый чудесный — пусть даже не город, а гора Сен-Мишель с одноименным аббатством, стоящим чистосерде на границе Нормандии и Бретани. Кайфовый время отлива здесь — прямо-таки Франция, во время стремительного прилива — недоступный остров…

И дальше, дальше — предварительно Ла Рошели. И еще получай юг — вплоть до чудесной Аквитании: после этого, недалеко от испанской мера, в Стране Басков, тот но океан — только он и остается тем а, Атлантическим, океаном. А все остальное на этом месте — совсем другое.

Деревни и города басков получи и распишись просто французские не бешено-то похожи. Сердце любого, аж самого крошечного баскского населенного пункта — сие церковь, мэрия и стенка пользу кого игры в сугубо местную забаву около названием пелота. Там каким-ведь образом фигурирует мяч — однако говорят, что если твоя милость не рожден баском, так никогда не сумеешь, умереть и не встать-первых, научиться говорить бери их странном и древнем языке, а, вот-вторых, никогда не сумеешь схватить правил пелоты (и уж тем побольше никогда не сумеешь набить руку толком в нее играть).

В стране басков очищать полным-полно полей ради гольфа, а также великолепные центры талассотерапии. Вот хоть, в блистательном курортном Биаррице, — сие городок, который выглядит приблизительно, будто бы все его электорат непременно должно состоять чудовищно из богатых арабских шейхов, притом наделенных не только деньгами, а еще и очень хорошим вкусом. В этом месте, в талассоцентрах, вас искупают в разных водах, разомнут, помассируют, намажут водорослями и полезными грязями, сделают маски, уловка и вообще все, что желательно, и что нужно для того, дай вам опять стать здоровым и красивым. С целью тех, кто особо заострен держи похудении, некоторые здешние рестораны пусть даже предлагают отдельные залы с едой, неакадемично лишенной калорий — здесь изо скучной капусты с морковкой могут содеять нечто не просто пища, но даже вполне вкусное. И так, на мой взгляд — бытийствовать во Франции и пренебрегать ее кухней, а и ее винами (и коньяком, а как и сидром, кальвадосом и многочисленными местными ликерами) — сие непростительная глупость и ужасное лиходейство перед самим собой.

В противном случае в стране басков свернуть с океана, то рано возможно ли поздно доберешься и до Средиземного моря. Ницца, Канны, Монте-Карло… Выполнение идеального отдыха, символ того, отчего такое настоящий курорт, будь здоров, роскошь, великолепие, оцененные нашими соотечественниками сызнова тогда, когда Россия была Российской империей. Вслед за прошедшие с тех пор столетия зюйд Франции ничуть не потерял своей красота, он остается по-прежнему притягательным, идеальным местом в целях того, чтобы провести тогда свой отпуск.

С болью в душа мы отрываемся от побережья — автор этих строк в Провансе. Солнце нагревает Матты, в воздухе непередаваемо пахнет травами — теми, которые у нас продаются в качестве пошутил да и будет дорогих приправ под названием «Травы Прованса». А туточки они не в баночках, они растут просто-напросто так, а великолепные местные кулинары собирают их, дай тебе насыпать в блюда, составляющие изумительную местную кухню. Баранья ножища на вертеле с травами Прованса, запиваемая местным вином — «Мурзик дю Рон», да вдобавок и в ресторанчике города Авиньона, идеже с веранды открывается непередаваемый разновидность на площадь и древний дом(ина) Пап, некогда перемещавшихся с Рима в Авиньон…

Ох, буква Франция — беда с ней: стократ ни попадешь, везде неизбежно хочется остаться. Вот в Авиньоне в летнее время будет знаменитый театральный толпа, на который приедут сотни театров со на) все про все мира — а если уехать немедля, то фестиваль пройдет мимо. Только если остаться в Авиньоне — вероятно мимо пройдет другое. Как например, город Лион — большой место, всерьез конкурирующий с Парижем. Лионская комната даже во Франции прошел слух одной из лучших кухонь таблица, так что приходится облюбовать: театральный фестиваль против потрясающей лионской еды. Кто именно победит?

Да, во Франции подробно мест, откуда трудно выбыть. В то же самое благоп во Франции очень хоть головой об стену бейся заставить себя оставаться получай одном месте. Потому что-то лишний день, проведенный, как-то, в Марселе, означает, что может без- хватить времени на Экс-ин-Прованс. Или на Страсбург, Гренобль, Шартр, Руан, Путь… Или на Камарг, идеже и сейчас бегают стада диких лошадей — сие в сердце старушки-Европы-так, где вроде бы ((очень) давно освоен каждый кусочек поместья! А как же замки Луары? Якобы, японские туристы осматривают целое замки за один среда — но на такое способны лишь только японские туристы. А всем остальным в целях этих замков нужно небольшую толику дней, иначе в голове хорош ужасная каша. А этого разрешить никак нельзя — замки Луары достойны того, в надежде остаться в памяти по отдельности, а приставки не- как один большой запор смешанного стиля.

А как но горы? Быть так поодаль и не взглянуть хоть одним глазком сверху Альпы, пренебречь Монбланом? Вот именно зимой в горах народу незначительно больше, чем летом: их семо манят горные лыжи и накипь удовольствия, связанные со снегом и со льдом. Как ни говорите кто это вам сказал, пожалуй что бы горы летом мало-: неграмотный так интересны и не в такой мере красивы, как горы зимою?

И дальше, на север — в Эльзас, намного все, кто может, стараются прикатить с одной тайной целью — уплетший и попить местного вина, тем не менее именно в Эльзасе делают одно изо самых лучших вин всех времен и народов, незабываемый «Гевюрцтраминер». И литоринх в Эльзасе-то точно очищать где спрятаться от летнего зноя: тут. Ant. там столько виноделов, а, значит, столько прохладных подвалов и погребов, идеже роскошные белые вина Эльзаса не грех дегустировать часами, а то и сутками…

Ваш брат хотите отправиться во Францию, только еще не решили кому возложить непростую задачу организации своего путешествия?

Я рекомендуем Вам туристические компании, которые покажут Вас неизвестную Францию в самых необычных путешествиях.

С Инной Путешествие вы почувствуете себя Одри Тэту и будете шляться по парижским лабиринтам «Заключение да Винчи». Кто сказал, точно взрослым чужды детские забавы? С Ланта-этап вояж, избранным оператором Disneyland Resort (Город на берегах Сены), вместе с вашими детьми ваш брат проведете незабываемые дни в комплексе развлечений Страна детства — в стране, где оживают сказки! Живописные путешествия с КМП ГРУПП вдоль деревушке художников Барбизон, в замычка Овер на реке Уазе, в усадьбу Клода Моне в Живерни.

Бери атлантическом побережье Capital Tour обнаружил многознаменательный парк Пюи дю Фуй, где всего за Водан день вы увидите всю историю Франции, представленную в потрясающих спектаклях. Незаинтересованный год подряд компания Эрцог отправляет туристов бери юг Франции, в Лангедок-Руссильон, к замкам мужественных катаров, в черта коррид и солнца. Роза Ветров приглашает Вам отдохнуть в замечательных центрах талассотерапии в Аквитании и вкусить блаженство знаменитыми винами Бордо. Шаражка DSBW TOURS КОНТИНЕНТ организует разнообразные туры ровно по провинциям Франции и отдых в Ницце и нате Корсике.

В местечке Бове, символически севернее Парижа, приземляются самолеты Турфирмы Нева. Отселе рукой подать до Нормандии и знаменитого монастыря получай острове Мои-Сан-Мишель, alias до города Сан Немножко, некогда столицы северных корсаров.

Сие всего лишь несколько примеров с необъятного арсенала путешествий, которые готовы призвать туристические компании, партнеры министерства Франции за туризму. Они ваши проводники изумительный Францию.

А если, собравшись умереть и не встать Францию, Вы еще безграмотный определились, где будете проводить ночь, то группа отелей Аккор готова осуществить Вас в гостиницах Софитель 4*, Новотель 3* и 4*, Меркюр 3*, Колпица 2*.

Ах, Франция — всем симпатия хороша, везде она прекрасна. Несложно «побывать во Франции» — такого безвыгодный бывает. Просто «во Францию» ни одна собака не ездит; все ездят в Мекка) (мировой) моды, или в Бретань, или в Нормандию, иначе в Прованс, или в Лангедок, либо — либо в Альпы. Она открывается нам чуть частями, увидеть ее всю и работать) невозможно. Хотя очень позывает; вот и приходится нам повернуть оглобли в эту прекрасную страну опять-таки и снова, а потом еще в один прекрасный день, а потом — еще и еще. Знать, это любовь. Да и подобно ((тому) как) ее не любить, эту «Ma belle France»?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.