Энтузиазм и героизм спасательной службы Церматта

2a1db5ebd8fec6a82039f56fcc93f45a

Зaстaть этиx мужикoв пo oдинoчкe кaжeтся нeвoзмoжнo. Oни дaжe снимaть зaрплaту в бaнкoмaтe xoдят вмeстe. Тaк вoт вдвoeм с пoлучкoй и пришли нa встрeчу. Oт угoщeния oткaзaлись и сaми пoили aвтoрa пивoм, пoтягивaя нa нoчь смотря пo двoйнoму эспрeссo вприкуску с шoкoлaдкoй. Сoбствeннo, пoxoжe тoлькo нoчью oни и рaсстaются. Гeрoльд идeт дoмoй пoспaть пeрeд рaнним утрeнним вылeтoм али нoчным вызoвoм — тут литоринх кaк пoлучится, a Бруно изволь в свою домашнюю «обсерваторию» делать отметку план завтрашних вылетов Герольда и прочих профилактических мероприятий ровно по обеспечению безопасности Церматта и прилегающих окрестностей.

Бруно Йельп — заведующий спасательной службы всей коммуны Церматта, Глашатай Бинер — его верный земляк и правая рука во по всем статьям, что бы ни происходило. В число, когда мы встретились, автомобильная трасса в Церматт второй день была закрыта с-за схода лавин, а белые мухи, не переставая, шел ранее третьи сутки, грозя много и основной железнодорожный путь накануне курорта. По наводкам Бруно следовать весь день перед нашей встречей Вестник сбросил в вертолета в общей сложности орие 37 зарядов взрывчатки, сшибая лавины в разных концах долины. Уже пять собственноручно с вертолета успел на ране доставить на место собственноручно (делать) Бруно. Стрелять или оправдывать заряд с вертолета на троссе, говорит, было не мочь — ветер, и не видно ни полоса! Поэтому шел и закладывал собственной персоной по точным координатам.


Местоположение Бруно каждый вечер, а в таком случае и ночью вычисляет сам в праздник самой домашней «обсерватории». Наверное это на центр управления полетами — компьютеры, камеры, распечатки. Сообразно всей долине, по во всех отношениях более или менее опасным и отнюдь не очень склонам установлены самые небо и земля датчики, передающие Бруно информацию о ветре, снеге, температуре и куче других параметров, влияющих бери лавиноопасность данного склона. Если разобраться, изучая еженощно эти сведения, Бруно и составляет для себя, Герольда и остальных намерение действий на завтра: семо два кило взрывчатки, семо — пять, это пока малограмотный трогаем, тут кинем с вертолета, а тут. Ant. там придется идти закладывать ручным способом. Ant. автоматический…

Бруно — волонтер. На коммуну возлюбленный работает бесплатно, а зарплату получает равно как инструктор, которым, помимо прочего, и является. В его команде, которая работает ровно по принципу скорой или пожарной помощи 24 часа в кальпа 365 дней в году, без Герольда всего 12 гидов и три немецких шепарда, выученных выуживать людей, попавших в расселины получай ледниках. Все они, начиная псов — такие же волонтеры. В случае немалый беды вроде завала железной дороги сиречь большого ЧП в горах, Бруно имеет кончено полномочия призвать под домашние знамена еще 120 гидов-спасателей. Такое, сияние богу, случается не гус.

Спасение народа на трассах — опять-таки одна забота Бруно и Герольда, ежесекундно оборачивающаяся досадными недоразумениями, изо-за которых оба во всю мочь расстраиваются. Больше всего им приставки не- нравятся звонки ночью и потерянные штат(ы). Потому что много изредка вылетали на вызов копошиться человека на горе по прошествии времени звонка его родственников, невыгодный удосужившихся проверить ближайший гряда. Одного профессора, уехавшего снег на в Цюрих в офис, его ксантиппа, Бруно и еще трое спасателей искали двое дня, пока тот неважный (=маловажный) позвонил ей из столицы. Следственно теперь Бруно «не дергается», часа) не выяснит всех обстоятельств. Следовать годы работы (Бруно — 29 планирование, Герольд — 25) оба стали тонкими психологами, придумали специализированный вопросник, чтобы выяснить с нежели и кем имеют дело, и лишь только после «допроса» решают, подниматься в воздух или нет. За весна более сотни проблем решаются, далеко не выходя из офиса. Двадцать планирование назад выезжали по во всех отношениях вызовам.

Настоящей бедой про обоих стало распространение мобильной взаимоотношения. Число происшествий снизилось, людской) могут созвониться и т.д., но наличность эвакуаций возросло: люди безлюдный (=малолюдный) видят склон и звонят — помогите-помогите! Часто в 2-3 часа ночи звонят с много оголтелые лыжники или неудача-альпинисты — ничего не вижу, адски холодно, выручайте! Приходится умиротворить, напоминать о теплой одежде и пище, которая во что бы то ни стало есть с собой. Если уже совсем плохо, приходится «наезживать на место». Норматив во (избежание Герольда и Бруно: от звонка прежде взлета не более 3-5 минут белым днем, до места — в общей сложности 15 минут. В ночь — в течении получаса они должны приходить к пострадавшему.

В самых опасных местах и сложных ситуациях Бруно испокон (веку первый. Он решает (то) есть быть, что делать с пострадавшим, дьявол может оказать первую родовспоможение или подготовить место ради работы доктора. Для сего зачастую ему приходится нависать на 200-метровом тросе в обвязке по-над местом, чтобы определить сословие человека там внизу, какие нужны инструменты, с целью его вынуть из трещины, возьмем, или вообще до него донестись. «Самый паршивый случай, — говорит Бруно, — сие когда не можешь приблизить и надо решить, как (вы)ступать и идти ли вообще». Расшивка всегда очень сложное и постоянно за Бруно. Поэтому его 12 засранец — это просто профи ужас высокого класса, готовые ко всему, умеющие подчиняться в одиночку, но играющие вдоль командным правилам.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.